Если бы Гомерь подняла глаза и посмотрела на толпу, она увидела бы Осию и подумала бы, что он пришел, чтобы потешиться над ней, чтобы бросить ей в лицо ее неверность. Не было и мысли в ее даже самых дерзких мечтах о такой любви, какую он выражал к ней. Это даже не пришло ей в голову, что человек, которого она так сильно ранила, пришел сюда, чтобы с любовью выкупить ее из рабства и сделать ее опять своей невестою.
К полному удивлению толпы и растерянной Гомери, Осия предложил за нее цену, и цена была такой низкой, что было очевидно, что никто не желает торговаться с ним. В смысле денег это было ничтожной суммой, ценой ненужного раба, но на самом деле это стоило Осии всего, что у него было.
Осия начал идти в сторону сцены, известный муж Божий в Израиле. Толпа расступилась, чтобы дать ему пройти к аукционной столу. Перед всеми он поднялся и взял женщину, которая принадлежала ему, во-первых как жена, а теперь и по выкупу. Нежно он снял с нее цепи и обнял ее.
Этим объятием Осия был публично отождествлен с позором Гомери, при этом никоим образом не участвуя в ее грехе. Она же взамен была полностью отождествлена с его праведностью, никоим образом не заслужив ее. Затем, под пристальным взглядом притихшей толпы, они направились к его дому.
Осия, приобретая Гомерь себе, назначил ей цену. Когда он обнял ее, он сказал, что эта женщина стоит намного, намного больше, чем несколько шеклей, которые он заплатил за нее. Когда самый уважаемый и почитаемый человек в Израиле, тот, который представлял Бога людям, заявил самым очевидным и публичном образом, что любит ее, этим он давал ей почет и цену, которую никогда нельзя оценить деньгами.
Перед изумленной толпой, он показал «великий обмен». Через публичное объятие он в момент принял весь ее позор и покрыл это любовью, которую Бог ему дал к ней. И в тот момент, когда он отождествился с ее стыдом, она отождествилась с его честью.
Хотя он и стал полностью отождествленным с ее грехом, но он не запачкался им. Его достоинство в глазах людей, которое было дано ему Богом, заполнило ее бунтарство и покончило с ним. В то же время она была вовлечена в его достоинство и любовь, и ей была дана новая жизнь.
Они были одной плотью. Презирать и унижать ее теперь было бы тем же самым, что презирать и унижать себя, потому что она стала тем, чем стала только по причине того, кем был он.
В то время, как весь Израиль размышлял над его безмерной милостью и благодатью, Бог сказал Осии использовать общеизвестный скандал, чтобы научить их понимать Его независящую от обстоятельств любовь к человеку. Но история Осии служит тому, чтобы научить всех верующих понимать Его удивительную благодать и милость к нам.

Метки:

Comments are closed at this time.

-->