Женитьба Осии на Гомерь произошла у него дома в Самарии. Поскольку что он был пророком Божьим и Божьим голосом к народу, о его свадьбе знали все вокруг до самых границ Израиля.
Мы уже рассмотрели важность имен в библейские времена. Когда у Осии и Гомери родились дети, по обычаю того времени им были даны имена — короткие предложения. В каждом случае их имена были описанием духовного состояния людей Израиля. Были ли эти имена также отражением трагического состояния семьи?
Маленького ребенка назвали «Нет любви», что описывало разрушение отношений между Богом и Израилем. Это также предсказало разрушение семьи Осии, гак как Гомерь стала изменять ему.
Младенца они назвали «Не Мой народ», это показывало, что Израиль уже не является Божьей семьей. Отражало ли это также ранящие мысли Осии, который размышлял над тем, был ли он отцом ребенка?
Семья мужа Божьего была грустной рекламой, причиной скандала пред глазами наблюдающего народа. Позор и унижения Осии иметь жену, которая постоянно изменяет ему, был открыт всем.
Спустя некоторое время после своей неверности Гомерь оставляет Осию и своих детей ради своих богатых любовников, которые задаривали ее подарками и деньгами. Эти мужчины были израильтянами, которые отвернулись от Бога к Ваалам и Астартам, языческим божествам, которые наполнили высоты и обещали богатство в богатых урожаях. Они требовали, чтобы в качестве поклонения в их храмах исполнялись различные формы разврата и похоти.
По прохождению еще некоторого времени, Гомерь надоела своим любовникам, и они оставили ее для новых завоеваний. Она была оставлена одна на улицах, чтобы зарабатывать себе на кусок хлеба. Чтобы заработать себе на пропитание, она стала продавать свое тело. Возможно, она также пошла в храм Ваала, чтобы быть проституткой, использованной в развратных актах поклонения, происходивших там. Если это так, то она не только нарушила верность своему мужу, но и Богу. Она была орудием демонических сил Ваала, заклятых врагов Бога Израилева.
Гомерь состарилась прежде времени и, в конце концов, была отвергнута также и храмами. Она опять оказалась на улице, живя в дешевых гостиницах и задворках.
И, наконец, она продала себя в рабство для удовольствия своего господина. Она продавалась и перепродавалась, от нее осталась тень той женщины, которая когда-то была женою человека Божьего. Она была старой каргой, согнутой и обозленной, проживающей боль одного дня к кошмару другого. Она больше не была центром внимания, и скандал отошел в прошлое. Никто не знал и не беспокоился о том, где она была.

Comments are closed at this time.

-->